Понедельник, 12 Январь 2015 10:06

Служить бы рад, прислуживаться тошно. Жизнь и смерть Александра Грибоедова. Плеяда писателей-юбиляров 2015 года

Автор  Студент
Оцените материал
(1 Голосовать)
   Известно, что  дворянский род Грибоедовых - шляхетского происхождения. 
Ян Гржибовский переселился в Россию в первой четверти XVII столетия. Его сын, Федор Иванович, был разрядным дьяком при царях Алексее Михайловиче и Федоре Алексеевиче и первый стал писаться Грибоедовым.
  Детство прошло в московском доме любящей, но своенравной и непреклонной матери Александра - Настасьи Федоровны (1768-1839) (Новинский бульвар, 17). Александр и его сестра Мария (1792-1856; в замужестве - М.С. Дурнова) получили серьезное домашнее образование: гувернерами были образованные иностранцы - Петрозилиус и Ион, для частных уроков приглашались профессора университета.
   В 1803 Александр был определен в Московский Благородный университетский пансион. В 1806 Александр Грибоедов поступил на словесный факультет Московского университета, который окончил в 1808 со званием кандидата словесности; продолжил обучение на этико-политическом отделении; в 1810 окончил юридический, а затем поступил на физико-математический факультет. 
  Таким образом, в 12 лет Грибоедов поступил в университет и за шесть лет закончил три факультета.
  С момента обучения в университете и на всю жизнь Александр Сергеевич сохранил любовь к занятиям историей и к экономическим наукам.
  По образованности Грибоедов превосходил всех своих сверстников в литературе и в обществе: владел французским, английским, немецким, итальянским, греческим, латинским языками, позднее освоил арабский, персидский и турецкий языки. В 1812, до нашествия на Россию Наполеона, Александр Сергеевич готовился к экзамену на степень доктора.
   В 1812, несмотря на недовольство семьи, Грибоедов записался волонтером - корнетом в московский гусарский полк, набиравшийся графом Салтыковым, но пока он организовывался, Наполеон успел покинуть Москву, а затем и Россию. Война закончилась, но карьере чиновника Александр решил предпочесть кавалерийскую службу в глухих закоулках Белоруссии. Три года он провел сначала в иркутском гусарском полку, потом в штабе кавалерийских резервов.
   В Бресте-Литовском, где корнет Грибоедов был прикомандирован к штабу резервов и состоял адъютантом при гуманном и образованном генерале от кавалерии А.С. Кологривове, в нем вновь пробудился вкус к книгам и творчеству. В 1814 он посылает в московский "Вестник Европы" свои первые статьи "О кавалерийских резервах" и "Описание праздника в честь Кологривова". Побывав в 1815 в Петербурге и подготовив свой переход в коллегию иностранных дел, в марте 1816 Грибоедов вышел в отставку.
   В 1817 Александр Грибоедов был зачислен в Коллегию иностранных дел, где вскоре стал числиться на хорошем счету. В Петербурге были напечатаны и поставлены его первые пьесы, он познакомился с А.С. Пушкиным, В.К. Кюхельбекером, П.Я. Чаадаевым. Служебное положение Грибоедова едва не испортило его участие в качестве секунданта в дуэли Шереметева с Завадовским, возмутившей всех ожесточением противников: по некоторым предположениям, после этой дуэли должна была состояться и дуэль между секундантами. 
   По настоянию матери, чтобы дать улечься пересудам и смягчить гнев начальства, Александр Грибоедов должен был временно покинуть Петербург и ему, помимо его воли, было обеспечено место секретаря посольства в Персии. 4 марта 1819 Грибоедов въехал в Тегеран, но значительная часть службы прошла в Тавризе. Обязанности были несложные, что давало возможность усиленно заниматься персидским и арабским языками. 
   В начале 1819 года Грибоедов завершил работу над ироничным «Письмом к издателю из Тифлиса от 21 января» и, вероятно, стихотворением «Прости, Отечество!», тогда же отправился в свою первую командировку к шахскому двору. По дороге в назначенное место через Тебриз (январь — март) продолжил вести путевые записки, начатые в прошлом году. В августе вернулся обратно, где принялся хлопотать за участь русских солдат, находившихся в иранском плену. В сентябре во главе отряда пленных и беглецов выступил из Тебриза в Тифлис, куда прибыл уже в следующем месяце. Некоторые события этого путешествия описаны на страницах грибоедовских дневников (за июль и август/сентябрь), а также в повествовательных фрагментах «Рассказ Вáгина» и «Ананурский карантин».
   В январе 1820 года Грибоедов снова отправился туда, дополнив журнал путевых дневников новыми записями. Здесь, обременённый служебными хлопотами, он провёл больше полутора лет. Пребывание в Персии невероятно тяготило писателя-дипломата, и осенью следующего, 1821 года по состоянию здоровья (из-за перелома руки) ему, наконец, удалось перевестись поближе к родине — в Грузию. Там он сблизился с прибывшим сюда же на службу Кюхельбекером и начал работу над черновыми рукописями первой редакции «Горя от ума».
   С февраля 1822 года Грибоедов — секретарь по дипломатической части при генерале А. П. Ермолове, командовавшем русскими войсками в Тифлисе. Этим же годом нередко датируется и работа автора над драмой «1812 год» (по всей видимости, приуроченная к десятилетнему юбилею победы России в войне с наполеоновской Францией).
   В начале 1823 года Грибоедов на время покинул службу и вернулся на родину, в течение двух с лишним лет жил в Москве, в с. Дмитровском (Лакотцы) Тульской губернии, в Петербурге. Здесь автор продолжил начатую на Кавказе работу с текстом «Горя от ума», к концу года написал стихотворение «Давид», драматургическую сцену в стихах «Юность Вещего», водевиль «Кто брат, кто сестра, или Обман за обманом» (в кооперации с П. А. Вяземским) и первую редакцию знаменитого вальса «e-moll». К этому же периоду жизни Грибоедова принято относить и появление первых записей его «Desiderata» — журнала заметок по дискуссионным вопросам русской истории, географии и словесности.
 
   Периодически Грибоедову приходилось ездить с деловыми поручениями в Тифлис; однажды он вывез из Персии и возвратил на родину группу русских пленных, несправедливо задержанных персидскими властями. Это предприятие обратило на Грибоедова внимание командующего русскими войсками на Кавказе Алексея Петровича Ермолова (1777-1861), разгадавшего в нем редкие дарования и оригинальный ум. Ермолов добился назначения Александра Грибоедова секретарем по иностранной части при главнокомандующем на Кавказе и с февраля 1822 он стал служить в Тифлисе. Здесь продолжилась работа над пьесой "Горе от ума", начатая еще до назначения в Персию.
   Комедия, завершенная летом 1824, была запрещена царской цензурой и 15 декабря 1825 в альманахе Ф.В. Булгарина "Русская Талия" были опубликованы только фрагменты. В целях пропаганды своих идей, декабристы стали распространять "Горе от ума" в десятках тысяч списков (в январе 1825 список "Горя от ума" был привезен и Пушкину в Михайловское). Несмотря на скептическое отношение Грибоедова к военному заговору будущих декабристов и сомнения в своевременности переворота, среди его друзей в этот период были К.Ф.Рылеев, А.А. Бестужев, В.К. Кюхельбекер, А.И. Одоевский. В мае 1825 Грибоедов вновь выехал из Петербурга на Кавказ, где и узнал о том, что 14 декабря восстание декабристов потерпело поражение.
   В связи с открытием дела о декабристах, в январе 1826 в крепости Грозный Александр Грибоедов был арестован; Ермолов успел предупредить Грибоедова о прибытии фельдъегеря с приказом немедленно доставить его в следственную комиссию, и все компрометирующие бумаги были уничтожены. 11 февраля он был доставлен в Петербург и посажен на гауптвахту Главного штаба; среди причин было то, что на допросах 4 декабриста, в том числе С.П.Трубецкой и Е.П.Оболенский, назвали Грибоедова среди членов тайного общества и в бумагах многих арестованных находили списки "Горя от ума". Под следствием он находился до 2 июня 1826, но т.к. доказать его участие в заговоре не удалось, а сам он категорически отрицал свою причастность к заговору, его освободили из-под ареста с "очистительным аттестатом". Несмотря на это некоторое время за Грибоедовым был установлен негласный надзор. В сентябре 1826 Грибоедов продолжил дипломатическую деятельность, вернувшись в Тбилиси. Главнокомандующим на Кавказе был назначен Иван Федорович Паскевич (1782-1856), женатый на двоюродной сестре Александра Грибоедова - Елизавете Алексеевне (1795-1856). На Кавказ Грибоедов возвратился неохотно и серьезно думал об отставке, но просьбы матери заставили его продолжать службу.
   В разгар русско-иранской войны Грибоедову поручают ведение отношений с Турцией и Ираном. В марте 1828 прибыл в Петербург, доставив выгодный для России Туркманчайский мирный договор, принесший ей значительную территорию и большую контрибуцию. В переговорах с Аббас-мирзой и подписании договора Александр Сергеевич Грибоедов принимал непосредственное участие. Уступки были сделаны персами против воли и Грибоедов, справедливо гордясь своим успехом, не скрывал своих опасений мести и скорого возобновления войны.
   В апреле 1828 Грибоедов, пользовавшийся репутацией специалиста по персидским делам, был назначен полномочным министром-резидентом (послом) в Иран. Несмотря на нежелание ехать в Персию, отказаться от назначения было невозможно ввиду категорически заявленного желания императора. За годы службы на Востоке Грибоедов пригляделся к восточному быту и складу мысли и открывшаяся перед ним перспектива долгого житья в одном из центров застоя, самоуправства и фанатизма не вызывала в нем особого желания приступить к выполнению новых обязанностей; к назначению он отнесся как к политической ссылке.
   По пути к месту назначения Грибоедов провел несколько месяцев в Грузии. В августе 1828, находясь в Тифлисе, он женился на дочери своего друга, грузинского поэта и генерал-майора Александра Гарсевановича Чавчавадзе (1786-1846), - княгине Нине Чавчавадзе (1812-1857), которую он знал еще девочкой. Несмотря на лихорадку, не оставившую его и во время брачного обряда, Александр Сергеевич, быть может, впервые испытал счастливую любовь, переживая, по его словам, такой "роман, который оставляет далеко за собой самые причудливые повести славящихся своей фантазией беллетристов". Молодой супруге только что пошел шестнадцатый год. После выздоровления он довез жену до Тавриза и отправился без нее в Тегеран, чтобы приготовить там все к ее приезду. 9 декабря 1828 они виделись в последний раз. О нежности, с которой он относился к своей маленькой "мурильевской пастушке", как он называл Нину, говорит одно из последних писем к Нине (24 декабря 1828, Казбин): "Бесценный друг мой, жаль мне тебя, грустно без тебя как нельзя больше. Теперь я истинно чувствую, что значит любить. Прежде расставался со многими, к которым тоже крепко был привязан, но день, два, неделя - и тоска исчезала, теперь - чем далее от тебя, тем хуже. Потерпим еще несколько, ангел мой, и будем молиться богу, чтобы нам после того никогда не разлучаться."
   Приехав в Тегеран, Грибоедов действовал иногда вызывающим образом, не уступал ни в чем строптивости персиян, настойчиво требуя уплаты контрибуции, нарушал этикет шахского двора, выказывая самому шаху возможно меньше уважения. Все это делалось вопреки личным склонностям и этими ошибками пользовались английские дипломаты, чтобы разжигать ненависть к послу в придворных сферах. Но более грозная ненависть к русским, поддерживаемая духовными лицами, разжигалась в народной массе: в базарные дни невежественной толпе втолковывали, что русских следует истребить как врагов народной религии.
 
   Зачинщиком восстания был тегеранский муджшехид (высшее духовное лицо) Месих, а его главными пособниками - улемы. По официальной версии целью заговора было нанесение некоторого урона русской миссии, а не резня. Когда в роковой день 11 февраля (по старому стилю - 30 января) 1829 года собралось около 100 тысяч человек (по показаниям самих персидских сановников), и масса фанатиков бросилась к дому посольства, руководители заговора потеряли власть над ними. Понимая, какой опасности подвергается, за день до смерти Грибоедов отправил во дворец ноту, заявляя в ней, что "ввиду неспособности персидских властей охранить честь и самую жизнь представителей России он просит свое правительство об отозвании его из Тегерана". 
  Но было уже поздно. На следующий день произошло почти поголовное избиение русских (спастись удалось лишь советнику посольства Мальцову); особенно зверским было убийство Грибоедова: его обезображенное и изуродованное тело было найдено в груде трупов. 
 Изувеченного до неузнаваемости, его опознали лишь по мизинцу, простреленному на дуэли с Якубовичем.
Через неделю, узнав о гибели миссии, русский консул направил в Тифлис рапорт наместнику на Кавказе И.Ф. Паскевичу. В феврале тот же Паскевич получил известие и от персидского чиновника, жившего в Тифлисе, Мирзы-Салеха.
 
  В феврале Чавчавадзе (родственники А. С. Грибоедова по линии жены) узнали о страшной участи писателя. Родные и домочадцы юной супруги погибшего постарались сразу изолировать ее от внешнего мира.
   Но страшную тайну нельзя было хранить вечно. И вот обрывки неясного разговора, из которого Нина улавливает роковые, пронзающие сознание слова: «вдовья доля», «дитя, обреченное явиться в мир полусиротой». Она поняла, что Александра больше нет. Медленно сползла на пол и долго не помнила, не чувствовала, не осознавала ничего. Начались роды.
   Сердечная боль была страшнее родовой. Доктор и акушерка, хлопотавшие вокруг Нины, ничем не могли помочь.
 
Обо всем, что с ней произошло, Нина писала в письме от 22 апреля 1829 года своей знакомой:
 
«Через несколько дней, проведенных в борьбе с тоской, охватившей меня, в борьбе с неясной тревогой и мрачными предчувствиями, все более раздиравшими меня, было решено, что лучше сразу сорвать покрывало, чем скрывать от меня ужасную правду.    Свыше моих сил пересказывать вам все то, что я перенесла: я взываю к вашему сердцу любящей супруги, чтобы вы смогли оценить мою скорбь, я уверена, что вы поймете меня: мое здоровье не могло противостоять этому ужасному удару.
  Переворот, происшедший во всем моем существе, приблизил минуту моего избавления. Опустошенная душевными страданиями более, нежели страданиями физическими, лишь через несколько дней я смогла принять новый удар, который мне готовила судьба: мой бедный ребенок прожил только час, а потом соединился со своим несчастным отцом — в мире, где, я надеюсь, будут оценены и их достоинства, и их жестокие страдания. Однако его успели окрестить, ему дали имя Александр в честь его бедного отца».
 
  Александр Сергеевич Грибоедов похоронен был в соответствии с его пожеланиями на горе Давида в Тифлисе - у монастыря святого Давида. На могильной плите - слова Нины Грибоедовой: "Ум и дела твои бессмертны в памяти русской, но для чего пережила тебя любовь моя?".
  Среди произведений - пьесы, стихи, публицистика, письма: "Письмо из Бреста Литовского к издателю" (1814; письмо к издателю "Вестника Европы"), "О кавалерийских резервах" (1814, статья), "Описание праздника в честь Кологривова" (1814, статья), "Молодые супруги" (1815, комедия; переделка пьесы Крезе де Лессера "Семейный секрет" 1807), "Своя семья, или Замужняя невеста" (1817, комедия; в соавторстве с А.А.Шаховским и Н.И.Хмельницким: Грибоедову принадлежат пять явлений второго акта), "Студент" (1817, комедия; в соавторстве с П.А. Катениным), "Притворная неверность" (1818, пьеса; в соавторстве с А.Жандром), "Проба интермедии" (1819, пьеса), "Горе от ума" (1822-1824, комедия; возникновение замысла - в 1816, первая постановка - 27 ноября 1831 в Москве, первая публикация, урезанная цензурой - в 1833, полная публикация - в 1862), "1812 год" (драма; отрывки опубликованы в 1859), "Грузинская ночь" (1827-1828, трагедия; публикация - 1859), "Частные случаи петербургского наводнения" (статья), "Загородная поездка" (статья). Музыкальные произведения: известно два вальса для фортепиано.
 
   В честь русского классика  названы улицы в Челябинске, Красноярске, Калининграде, Сургуте, Симферополе, Брянске, Екатеринбурге, Новокузнецке, Новосибирске, Рязани,  Дзержинске , Иркутске, Махачкале, Геленджике, Коврове, Твери, а также в Ереване, Тбилиси, Хмельницком, Витебске,Минске, Виннице, Севане, Ирпене, в Черновцах и Харькове.
В Смоленске и в Тбилиси имя  А. С. Грибоедова присвоено театрам. 
  В Санкт-Петербурге с 1896 года работает одна из старейших библиотек города - библиотека имени А. С. Грибоедова.
 
   Именем русского классика названа Центральная библиотека ЦБС №2 ЦАО города Москвы. К 100-летию со дня открытия библиотеки в ней открыт мемориальный музей. Вручается премия имени А. С. Грибоедова.
 
Набережная канала им. А. С. Грибоедова в Санкт-Петербурге
 
Источники информации:
 
•А.С. Грибоедов "Сочинения". М. "Художественная литература", 1988 г.
•"Русский биографический словарь" rulex.ru (статья проф. А.Н.Веселовского "Грибоедов")
•Энциклопедический ресурс rubricon.com (Большая советская энциклопедия, Энциклопедический справочник "Санкт-Петербург", Энциклопедия "Москва", Иллюстрированный энциклопедический словарь)
•Проект "Россия поздравляет!"
 
   Во всех городских библиотеках Пензы читатели без труда смогут найти всю необходимую информацию о жизни и творчестве русского классика.
 
    (Ниже, во вложениях к основному материалу, можно скачать вопросы и ответы к викторине по биографии и творческой деятельности А. С. Грибоедова, развернутый материал о жизни классика)
 
 
Источник фото: www.liveinternet.ru, www.photo-moskva.ru, www.bogoslov.ru,  www.60km4.ru.
 
Больше, чем любовь. Александр Грибоедов и Нина Чавчавадзе
 
 
 
Пушкин и Грибоедов. История одной мистификации
 
 
 
Прочитано 1508 раз Последнее изменение Вторник, 20 Январь 2015 10:32

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить