Вторник, 07 Июль 2015 16:31

Юбилей книги. В 2015 году исполняется 75 лет роману Э. Хемингуэя «По ком звонит колокол»

Автор  Студент
Оцените материал
(1 Голосовать)

    Эрнест Хемингуэй с первых же дней франкистского путча занял позицию активную и непримиримую. На собственные средства он приобрел для республиканской армии двадцать четыре санитарные машины — нужда в них была особенно велика. Вместе с прогрессивными писателями он создал группу для съемки фильма о войне: тогда еще надеялись, что правительства США и европейских стран вмешаются в события, остановив резню, и всем станет ясна истинная подоплека событий.
   Надежды были напрасны. Запад объявил о нейтралитете, фактически означавшем пособничество франкистам. На их стороне открыто выступили Италия и Германия. Немецкие бомбы уничтожали испанские города. Итальянские дивизии, переброшенные из Абиссинии, которая стала первой жертвой фашистской агрессии, наступали на Валенсию.Ernest Hemingway 1923 passport photo
   Герой пьесы Хемингуэя "Пятая колонна", написанной под артобстрелом в мадридском отеле «Флорида», скажет, что впереди «пятьдесят лет необъявленных войн». И добавит: «Я подписал контракт на них все».
     Хемингуэй мог сказать о себе теми же словами.
Он знал, что такое война. Его писательская биография начиналась в окопах первой мировой, куда он отправился добровольцем в составе американского отряда Красного Креста. Книгой, которая принесла ему мировую известность, стал роман "Прощай, оружие!" (1929) — быть может, лучшее, что создано писателями того фронтового поколения. В ней много от пережитого самим автором. Это трагическая книга, где сделаны выводы горькие до безнадежности: «Когда люди столько мужества приносят в этот мир, мир должен убить их, чтобы сломить... Он убивает самых добрых, и самых нежных, и самых храбрых без разбора».
    Но в Испании завязывались другие конфликты, и сама война была другой, потому что противником был фашизм, который Хемингуэй назвал «ложью, изрекаемой бандитами». Остаться в стороне — значило бы для Хемингуэя смириться с этой ложью. И он, ненавидевший войну, снова стал солдатом. Весной 1937 года он прилетел В Мадрид. Он покинет Испанию с последними отрядами республиканцев, отступавшими через Пиренеи во Францию полтора года спустя.
    Все это время с небольшими перерывами Хемингуэй находился на передовой. Фронт проходил рядом, по окраинам испанской столицы. Гостиница, где под одной крышей с ним жили Михаил Кольцов и Илья Эренбург, подвергалась бомбежке. От взрывов подрагивала клавиатура машинки, на которой Хемингуэй писал очерки в американские газеты, сценарий фильма «Испанская земля», снимавшегося прямо на месте боев, пьесу «Пятая колонна». Кое-что из этих рукописей погибло: Хемингуэй сжег их, опасаясь, что попадет в плен.
 Ernest Heminguej   Он был под Теруэлем, на Эбро, в траншеях, перерезавших мадридский Университетский городок. Он выбирал самые опасные точки на карте военных действий. Война проходила перед ним и в ужасе своем, и в своем величии. Ненависть к фашизму крепла. Она останется у Хемингуэя навсегда.
   Через много лет он скажет своему биографу К. Бейкеру: «В Испании, пока мы верили, что Республика может победить, было самое счастливое время моей жизни».
Да, это была счастливая пора — при всем ее драматизме, при всех опасностях и лишениях. Впервые Хемингуэй ощущал себя участником исторического действия, а не его сторонним наблюдателем. Впервые у него не было сомнений в смысле и целях борьбы. Поэтому те годы в Испании и запомнились ему как светлое время.
   Республика потерпела поражение. Есть у Хемингуэя замечательное стихотворение в прозе "Американцам, павшим за Испанию",— реквием бойцам Линкольновского батальона, входившего в состав Интернациональных бригад, объединивших антифашистов разных стран. И в этом реквиеме земля Испании названа бессмертной, потому что она хранит прах погибших за великое дело справедливости и свободы. Вовеки пребудет такая земля и «переживет всех тиранов».
   Хемингуэй не поколебался в этом убеждении даже в те страшные дни, когда на пиренейских перевалах истекали кровью остатки республиканских полков. И в романе "По ком звонит колокол" (1940) , написанном по горячим следам событий, со всей ясностью сказано о том, что фашизм обречен, каких бы жертв ни потребовал его неотвратимый разгром.58ea49042f5c5313   «По ком звонит колокол» — роман эпический в самом точном значении понятия. Главное место здесь занимают не частные судьбы героев, а судьба народа и революции. Это книга об истории на одном из ее крутых и драматических переломов. Оттого каждая коллизия, завязывающаяся на страницах романа, приобретает углубленный, поистине обобщающий смысл.
Сюжет
   Испания, май 1937 года. Заканчивается первый год гражданской войны. Прибыв в партизанский отряд Пабло, по заданию командования республиканских сил, интернационалист американец Роберт Джордан встречает Марию — девушку, чья жизнь разбита войной. Именно здесь разворачиваются основные события: столкновение нежелания Пабло выполнять рискованное задание и чувства долга Джордана; а также долга Джордана с его новообретённым вкусом к жизни, вызванным любовью к Марии. Значительная часть романа рассказывается через мысли и переживания Роберта Джордана, с воспоминаниями о встречах с русскими в Мадриде и о его отце и деде. Жена Пабло — Пилар — рассказывает о событиях, демонстрирующих ужасающую жестокость гражданской войны, в одном случае со стороны республиканцев, в другом — со стороны франкистов.
   Главный герой — это обобщенный образ лирико-биографической прозы Хемингуэя, итог развития образов Ника Адамса («В наше время», 1925), Джейка Барнса («Фиеста» /«И восходит солнце»/ 1926) и Фредерика Генри («Прощай, оружие!», 1929). По происхождении и складу мыслей все четыре героя близки автору вплоть до совпадения отдельных житейских событий, все они воплощают тип «wounded hero» («раненый герой»).
045660efdefbaa5641be4166e67   Истоки образа Роберта Джордана искали в реальных личностях американца Роберта Мерримена, совестского добровольца Хаджи Мамсурова, испанца Хосе по прозвищу Фантастик и многих других. Образ главного героя Э. Хемингуэя — это литературный памятник борцам против фашизма в Испании, соединивший в себе образы героя-одиночки и человека-массы. В своем герое автор выразил свои политические и нравственные идеалы, убеждения о месте честного человека в антифашистской борьбе, о его гражданском долге.
   Работа, которую делает Джордан, наполнена для него общечеловеческим смыслом, а не стремлением к личному спасению, как это было у его предшественника Джейка Барнса.
   У Роберта нет простого и ясного взгляда на жизнь, но он достиг того, о чем мечтал Джейк Варне, — научился соразмерять личную судьбу и события в мире. Это приводит героя к отказу от пацифизма и к осознанию необходимости с оружием в руках защищать то, что, по его мнению, нуждается в защите. Роберт принимает принципы революционного долга и дисциплины, считая их действующими и необходимыми на время войны. В американском литературоведении были даже такие трактовки образа Джордана, как «красный Христос» (С. Анфред).
    Герой романа также наследует у своих предшественников Джейка Барнса и Фредерика Генри черты литературного типа «Ромео»: его любовь взаимна и трагична. У Роберта она достигает высот слияния физической и духовной сторон, являясь светлым чувством, наполняющим жизнь, но не могущим заполнить весь мир героя, как у Фредерика Генри. Любовь обрывается на трагической ноте спасения жизни любимой ценой собственной, сливаясь с выполнением нравственного долга по отношению к людям, разделяющим с Джорданом трагические обстоятельства.2589000

   Хемингуэй сознательно поехал на испанскую войну в качестве корреспондента нескольких объединившихся американских газет. Роберт Джордан, американский преподаватель, был вовлечен в события войны, находясь в Испании на стажировке. Книга о нем — глубоко личная для автора. Отец героя, как и отец Хемингуэя, покончил жизнь самоубийством, а дед, как и дед Хемингуэя, сражался на стороне Севера в гражданской войне. Автор ищет в своем персонаже не ис-ключительную личность, а истоки связи, объединяющей его как с испанским демократическим движением, так и с демократическими традициями своей страны. Литературный герой чувствует себя участником Крестового похода против фашизма, как в Испании, так и в Америке.
p F    Роман Хемингуэя «По ком звонит колокол» был воспринят испанскими коммунистами как грубая карикатура на описываемые события. И это не случайно: Джордан - герой, «утративший иллюзии», которому ведомы чувство долга и сомнения. Хемингуэй описывает развенчание идеализированных понятий о движении Сопротивления. Остается внутреннее осознание необходимости выполнять личный долг в контексте реального момента жизни. Основа этого чувства — сохранение самоуважения, диктующего необходимость самопожертвования.
   В отличие от Джейка Барнса и Фредерика Генри у Роберта Джордана есть только «сейчас» — как в любви, так и в исполнении долга. В том и в другом он достигает нравственных высот, переживает свой звездный час, завершая цикл развития героя лирико-биографической прозы Хемингуэя.
    В экранизации романа (США, 1943 год) роль Джордана исполнил Генри Купер.

Интересно почитать:
1. Энциклопедия литературных героев. «Аграф», Москва, 1997.
2. Хемингуэй, Эрнест. По ком звонит колокол; Испанская земля : роман : сценарий докум. фильма / Э. Хемингуэй ; пер. с англ. Н. Волжиной, Е. Калашниковой, Р. Райт-Ковалевой .— Минск : Мастацкая литература, 1984 .— 367 с.
3. Хемингуэй, Эрнест. Собрание сочинений : в 4-х томах / Э. Хемингуэй ; пер. с англ. — М. : Худож. лит., 1968.

Источник фото: www.livelib.ru, www.tv.akado.ru, www.film.ru, artrepriza.ru, obodrenie.info

Прочитано 1179 раз Последнее изменение Вторник, 07 Июль 2015 17:05

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить