Пятница, 24 Июль 2015 11:04

Шаги по отчим просторам. Основание Пензы

Автор  Мыслитель
Оцените материал
(1 Голосовать)

    На живописных берегах рек Пензы и Суры издавна проживали люди. О седой старине этих мест рассказывает наука археология. Проводя раскопки, археологи узнали, что первое поселение людей на месте, которое сейчас занимает наш город, появилось еще в эпоху неолита (новый каменный век), примерно в III тыс. до н.э.
   В хозяйстве неолитического человека первое место занимало рыболовство. В наших реках водилось много рыбы. Наряду с рыболовством большое значение в хозяйстве неолитических племен имела охота. Пойменные леса изобиловали дичью и зверьем, хота на которых не только кормила, но и одевала людей. В летнее время женщины и дети собирали плоды дикорастущих деревьев, съедобные травы (лук, чеснок, щавель и др.), ягоды, корни растений, ракушки, яйца водоплавающей птицы.


    После потепления климата и наступления на север степей, которые потеснили леса, в наших краях появились ираноязычные племена скотоводов.

mordva 1     Археологи называют их срубниками - за обряд погребения, бытовавший у этих племен. Своих умерших они хоронили в яме, обложенной срубом сверху которого насыпался небольшой гортани. Такие курганы и сейчас еще встречаются в нашей области. Основным занятием срубников было скотоводство. Летом скот пасли на богатых травой пойменных лугах вблизи поселков, зимой его кормили заранее заготовленными кормами. Эти племена были знакомы уже с выплавкой металла, и свои орудия они изготавливали из бронзы, которая доставлялась сюда с Северного Кавказа или Урала. В окрестностях современной Пензы археологи обнаружили четыре поселения срубников. Люди жили в больших полуземлянках, углубленных в землю до половины их высоты. Стены возводились из бревен, а крышу сплетали из прутьев. Часть хижины использовалась как хлев или склад для продуктов. В каждом жилище было несколько очагов, и проживало в нем несколько семей, а во всем поселении - примерно 200-300 человек.
   К концу II тыс. до н.э. климат нашего края стал более засушливым, а пастбища - скудными. В связи с тем, что кормов для увеличивающегося количества скота не хватало, основная масса срубников покинула эти места и переместилась в южные Прикаспийские степи.
   После того как эти племена покинули наш край, какое-то время здешние места оставались безлюдными, пока в I тыс. до н.э. здесь не появились племена городецкой археологической культуры. Свое название эта культура получила по наименованию с. Городец Рязанской области, возле которого было найдено первое городище. Предками городецких племен были финно-угорские племена. На рубеже нашей эры городецкая культура «переросла» в древнемордовскую.mordva vid   Во II в. на месте Пензы появилось древне-мордовское селище, о жизни которого рассказали раскопки Пензенского могильника. Мордва являются аборигенами (наиболее древними) жителями Пензенского края.
   Замечательным историческим источником конца XVII в. являются отказные книги (документ о выделении кому-либо земельных угодий). Так, в отказных книгах 1680-х гг. Пензенского уезда имеется упоминание о местности «где бывала пашенная земля и поляна, где было старое жилище... подле мордовского кладбища». Из документа ясно, что в окрестностях современной Пензы находилось древнее мордовское поселение, существовавшее задолго до строительства города. С включением Пензенского края в состав Московского государства часть мордовского населения пополнила ряды служилых людей.
   Рассказ о мордовском народе лишь еще раз подчеркивает, что до постройки крепости Пензенский край не был пустынной местностью. В старину на Руси говорили - «срубить город», т.е. обнести определенное место для защиты рубленными бревенчатыми стенами вместе с башнями, бойницами и воротами.
   Пензу «рубить» начали весной 1663 г. Первым документом об основании г. Пензы является запись о выдаче из Ствольного приказа оружия в распоряжение военачальника Юрия (Георгия) Ермолаевича Котранского от 3 мая 1663 г.: «7171-го (1663) майя в 3 день... велено дать в посылку, что послать за JIoмовскую черту на реку Пензу с Юрьем Котранским, где ему велено город строить, послать сто шпаг».
    Идея основания крупного города именно на этом месте обусловлена заботой о безопасности государства. Там, где р. Пенза впадала в Суру, находился перекресток дорог из Заволжья и Нижней Волги. Большая дорога (другие ее названия: Московская, Ногайская, Посольская, Астраханская, Саратовская) проходила с низовьев Волги, вдоль степного левого берега р. Узы, через старое устье р. Пензы и связывала Москву с Астраханью. Вторая дорога проходила от Жигулевской луки (места старинного брода через р. Волгу) двумя параллельными ветками по правому и левому берегам Суры. По левобережью ездили в Симбирск, поэтому иногда эту дорогу называли «Большой Симбирской». Право-бережный маршрут вел в Казань.
   Заволжье и Казанский уезд в то далекое время были дикой окраиной России. Оттуда для молодого города исходила угроза - нападение башкир. Документы рассказывают, что в 1668 г. пензенцы выдержали с башкирами бой на «Мокшанских вершинах», и с тех пор сюда последние больше не приходили.
    В июне-июле 1663 г. на место строительства крепости прибыл Ю. Е. Котранский, который стал руководить подготовительными работами. К этому времени для создания необходимых условий (размещение строителей, ратных людей, провианта, вооружения) у впадения р. Суры в Пензу был построен острог, получивший название «Черкасского». Черкассами в XVII в. в России называли украинцев. Он располагался в малозаметном месте - так, чтобы с юга от степи его прикрывала поросшая густым лесом гора, на склоне которой и намечалось строить крепость. Сейчас это место в городе можно найти лишь по названию старинной улицы - Старо-Черкасская. Существует предположение, что Черкасский острог находился на одном из островов в том месте, где Пенза впадала в Суру (район современного Бакунинского моста). Логика подобных рассуждений заключается в том, что на острове служилые люди в случае военной опасности могли чувствовать себя в большей безопасности под защитой русел двух рек.

   Но, во-первых, русла рек здесь можно было преодолеть вброд, это не остров Соловки и даже не Свияжск на Волге. Наконец, островной острог каждой весной сносило бы мощным половодьем, и его пришлось бы ежегодно отстраивать заново с большим напряжением сил1. Поэтому версия с островным острогом не годится. Гипотеза о древнем происхождении Черкасского острога (во времена Ивана Грозного) также ничем не обоснована, кроме церковного предания, созданного священ-нослужителями для придания имевшейся в местной церкви иконе Казанской Богородицы, якобы подаренной городу Иваном Грозным и спасшей город в августе 1717 г. во время нападения кочевников из Крыма, ореола «чудотворной».

58152511 Krepost1
   Одновременно с сооружением острога велись работы по заготовке леса для стен крепости, делались срубы башен, административных и иных зданий, которые предстояло возвести. Круглосуточно несли службу охранные дозоры, наблюдавшие за «диким полем». Под их прикрытием с самого раннего утра и до позднего вечера строилась Пензенская крепость. Для этого потребовалось большое количество леса. Откуда же его брали наши предки? В документах XVII в. к северо-западу от крепости Пензы значился лес, который назывался «Шипин-бор», «Шилим-бор», «Шипбор». Он простирался (по современным ориентирам) от Западной поляны до д. Мастиновки. В документах указывается слово «бор», т.е. сосновый лес. Но сейчас никакого соснового леса здесь нет. По-видимому, бор был использован на строительство крепости и последующих оборонительных укреплений. Сейчас здесь находится дубовая роща и смешанный лес, высаженные нашими предками.
   К этому времени на берегу р. Пензы сосредоточились значительные силы. Об этом нам рассказывает документ, хранящийся в фондах Оружейной палаты в Москве. В нем говорится (в июле 1663 г.): «Великий государь и великий князь Алексей Михайлович... указал взять ис Казанского приказу в приказ Большого дворца пять киндяков розных цветов, а те киндяки... послать на Пензу к Юрью Котранскому на знамена...». Этот документ интересен тем, что позволяет хотя бы приблизительно определить численность служилых и ратных людей, участвовавших в строительстве города.
   Киндяк - это шелковая ткань, из ко¬орой шили знамена. По существующему положению они вручались каждой боевой единице, в качестве которой выступала тогда сотня, имевшая свой цвет знамени, иначе говоря, в распоряжении Котранского было пять сотен служилых людей.
   Мы мало знаем о жизни первого строителя Пензы. Нам известно, что Юрий Ермолаевич родился в Виленском воеводстве (ныне территория Литвы). На русскую службу он перешел после 1655 г., когда российским правительством проводился набор иноземных офицеров на воинскую службу. Первое упоминание о Котранском в русских исторических документах относится к 1660 г., когда он был воеводой г. Балахна (ныне Нижегородская обл.). Этот факт был решающим при назначении его руководителем строительства нового города на р. Пензе. Судя по сохранившимся источникам, Котранский обладал твердым характером, острым умом и не особенно считался с указаниями старших начальников, если их действия не отличались конкретностью и достаточной продуманностью. Человек состоятельный и образованный, он имел личный архив и библиотеку с книгами на русском и латинском языках. С октября 1666 г. до конца жизни (март 1672 г.) был воеводой в Добром Городище (ныне Липецкой обл.). Похоронен в Новодевичьем монастыре в Москве.

nkfelN8YmKw
Активными помощниками Юрия Ермолаевича в строительстве крепости были иностранцы: О. И. Зумеровский, А. Фальк, И. Бунк, Я. Шмит, X. Шмит, Л. Вилимбах, М. Кормилевский. Причем с Осипом Ивановичем Зумеровским он прослужили более двадцати лет.
   1 августа 1663 г. началась закладка основных оборонительных сооружений крепости. Возникает вопрос: почему 1 августа?
   Закладка города - дело многозначительное, отмечавшееся своеобразным торжественным ритуалом. 1 августа 1663 г. был днем Всемилостивого Спаса, которому была посвящена соборная церковь вновь строящегося города (церковь была открыта 18 октября 1663 г.). Этот вывод подкреплен всей практикой строительства крепостей того времени.
   Принимая во внимание, что строилась крепость, а не монастырь, можно предположить, что строители главную заботу и основные силы сосредотачивали на сооружении рва, крепостных стен, оборонительных башен. Командный состав и служилые люди хорошо понимали, что любой день и час могли стать роковыми не только для строительства, но и для них самих в результате внезапного нападения кочевников.
   Какой же была крепость Пенза? К сожалению, документов той поры в архивах пока не обнаружено. Не найдены, а возможно, и не сохранились планы, по которым строился город, возводились его укрепления. Однако, опираясь на практику строительства русских городов XVII в., можно сказать, что русские крепости, в том числе и Пенза, занимали возвышенные места, обводились глубоким и достаточно широким рвом, переходившим в насыпанный за счет выемки грунта вал. По его верху шли крепостные стены, составляющие замкнутый четырехугольник, по углам которого располагались наугольные, а в середине - проезжие или глухие башни. 2318

   Пензенский кремль имел восемь башен, из них - две проезжие. По подсчетам Г. В. Мясникова, крепость занимала около 5,3 га - имела форму почти правильного четырехугольника со сторонами 113, 103, 106 и 109 саженей. Общая протяженность стен крепости, рубленных в одну стену из сосны, составляла 431 сажень, или, переведя на современные меры, 931 м. Границы крепости проходили приблизительно по внутренним порядкам домов улиц Маркса, Кирова, Лермонтова и Советской.
   Центром крепости являлась соборная церковь Всемилостивого Спаса, служба в которой началась в октябре 1663 г. Около нее поселились священники. Также в крепости находилось самое древнее городское кладбище. Неподалеку располагался воеводский двор, служивший местом жительства и работы наместника царя. Он состоял из нескольких построек и примыкал к западной стене крепости. Рядом с ним - приказная изба (воеводская канцелярия), провиантские амбары, где хранились на случай осады запасы продовольствия и артиллерийский сарай с принадлежностями для пушечной и ружейной стрельбы. Около главных ворот (проходили через центральную башню, которая стояла в центре створа между Московской улицей и Советской площадью) были построены: караульное помещение, колодничья изба (тюрьма) и помещение для хранения архивов. Вот, пожалуй, и все строения, которыми была занята территория крепости.
0 96fef ed7294cf XL   Крепость, располагая прочными для своего времени защитными сооружениями, необходимым запасом вооружения, боеприпасов и продовольствия, жила в постоянной тревоге. День и ночь на башнях несли службу военные, наблюдая за степью, откуда в любой момент могли появиться кочевники. У ворот, открывавшихся лишь в светлое время суток, постоянно дежурили сторожа, в караульном помещении в боевой готовности находился резерв. На крутом склоне горы, где теперь находится улица Замойского, размещались дворы пушкарей, готовых по первому сигналу явиться в крепость, чтобы занять свое место у орудий. Кроме пушкарей, сторожей и воротников в Пензе несли службу драгуны, рейтары, конные и пешие казаки, стрельцы, вооруженные огнестрельным и холодным оружием.
   За далью лет трудно говорить о силе и мощи огня Пензенской крепости. Но до наших дней дошел документ, который позволяет судить о ее вооружении. По описи, составленной 28 июня 1701 г. при передаче крепости воеводою Иваном Сафоновым новому воеводе Тимофею Степанову, значится: «По городу Пензе в проезжих и глухих башнях... 9 пушек в станках и в том числе 4 пушки медные, 5 пушек стенных железных, 2 пушки медных дробовых длиною в аршин... В казенном погребе и анбаре пороху ручного и пушечного 182 пуда 27 фунтов, свинцу 239 пуд 4 фунта с полуфунтом, 895 ядер пушечных, дроби железнаго 20 гривенок, фитилю ручного и пушечного 69 пуд... меди пушечной горелой полпуда...»
    Причем оружие того времени отличалось значительным весом. Так, например, вооружение стрельца состояло: из мушкета калибром 23 мм и длиною 1,8 м, который весил от 5 до 8 кг. Кроме того, они носили бердыш (лунообразный топор на древке, служивший еще и подставкой при стрельбе), на портупее 12 зарядов с отмеренным заранее количеством пороха, мешочек с пулями (вес каждой пули 50-60 г) и рог с порохом. Поэтому воины должны были обладать большой физической силой и выносливостью. Недаром за службу, кроме денег и земли, еженедельно им давали мясо и хлеб. Рядовой стрелец получал половину бараньей туши, а десятник - целую.
a58e90110128641ecd878fa2cf932137   Но крепость была не только оборонительным сооружением, но и центром определенной административной единицы - уезда. Следовательно, вместе со строительством крепости и в последующее время возводились и заселялись слободы (слобода - поселение, свободное от несения каких-либо служб или налогов) и посад (посад - торгово-промышленная часть города, расположенная вне городской крепостной стены).
  Осенью 1663 г. пензенским воеводой стал Елисей Протасьевич Лачинов. Это назначение едва ли было случайным. 11о имеющимся у историков сведениям, он пользовался расположением и личным доверием царя Алексея Михайловича, слыл опытным и знающим свое дело администратором. По предположению Г. В. Мясникова, Елисей Протасьевич родился в 1612-1613 гг.1 Он участвовал в русско-польской войне, начавшейся в 1654 г. В результате ранения не смог оставаться в действующих войсках, и указом царя Алексея Михайловича его назначают воеводой г. Валуек - одного из форпостов борьбы с набегами крымских татар. Эту должность он занимал с 1656 по 1658 г. Затем его назначают товарищем (заместителем) воеводы в Астрахань. С мая 1661 г. по август 1663 г. Е. П. Лачинов служил воеводой в г. Дорогобуж недалеко от Смоленска. Он дважды назначался воеводой Пензы. И здесь могло иметь значение его личное желание и стремление быть ближе к землям, владельцем которых в этих краях он был. Второе воеводство закончилось трагически - Е. П. Лачинов был казнен разницами.
   Возвращаясь к первому воеводству Елисея Протасьевича, можно отметить, что при нем город начинает расти, итог его деятельности подводится в «Строельной книге города Пензы». В ней говорится, что Е. П. Лачинов построил на р. Пензе около кремля посад и слободы.
  Первопоселенцы жили на посаде и в пригородных слободах Конной, Черкасской, Пешей, Пушкарской, Стародрагунской.
  Наряду с командным составом, в который входили сотники, полусотники и десятники, слобода имела мирской совет. Ее жители выбирали себе старосту, следившего за общим порядком и спокойствием в слободе; окладчиков, занимавшихся раскладкой
повинностей, падавших на ее население. Тогда в городе было всего 642 двора военных и гражданских людей, в которых проживало около 3 тыс. человек.garnizon  Посад располагался вниз от Советской площади до ул. Кураева. В нем было 38 дворов. В основном здесь жили ссыльные за «воровское денежное дело». По мнению некоторых историков, это были фальшивомонетчики. Мы же более склонны придерживаться мнения М. С. Полубоярова. Пензенские посадские не были таковыми, некоторые, выражаясь современным языком, лишь были свидетелями преступлений и не донесли, другие использовали заведомо фальшивые деньги, третьи скупали их и перепродавали, четвертые привозили фальшивомонетчикам медные прутья, из которых те рубили деньги, пятые замечены среди участников «медного бунта» в Москве в 1662 г. Их били кнутом, им отрубали руку, палец на руке или ноге, отрезали ухо, клеймили грудь буквой «б» - «бунтовщик» (отсюда фамилия Букин) и отправляли в ссылку. Так что первопоселенцы стали жертвами крупной управленческой ошибки Российского государства, заменившего серебряные деньги медными, не изменяя их номинальной стоимости. Посадские ссыльные совершили преступления в области оборота денег под угрозой голодной смерти и потому отделались ссылкой в Пензу.
   Конная слобода начиналась за посадом, вниз от ул. Кураева до пл. Ленина, между левым берегом р. Пензы (сейчас там протекает Сура) и ул. Володарского. В ней было 270 дворов. В дальнейшем она расширялась, огибая заповедный лес, в сторону «Глобуса» и памятника Победы и к 1930-м гг. достигла ул. Беляева, став центром Пригородно-Конной или просто Конной волости Пензенского уезда.
   Пушкарская слобода (в ней жили пушкари, воротники, канцелярские сторожа) находилась на спуске к р. Пензе-Суре от Советской площади вниз к острову Пески. Она насчитывала всего 18 дворов.
   Стародрагунская слобода располагалась юго-восточнее Пензенской крепости, от Пушкарской слободы (ул. Замойского) до р. Мойки, вдоль нынешней ул. Калинина, и спускалась к р. Пензе-Суре. В ней было 88 дворов.
324042 original    Пешая слобода пролегала на юг от ул. Лермонтова до Тамбовской, между ул. Красной и ул. Калинина. В 132 дворах проживали пешие казаки, ходившие в походы как пехотинцы.
Черкасская слобода, состоявшая из 118 дворов, была населена черкасами-украинцами. Она находилась около Бакунинского моста, при впадении р. Пензы в р. Суру, начиналась от ул. Суворова, шла на север вдоль р. Суры до р. Кашаевки (ныне ул. Огородная), с запада ограничивалась концом ул. Московской и ул. Парковой - началом ул. Каракозова.
  Наш рассказ будет неполным, если не сказать о происхождении названия р. Пензы (иногда ее ошибочно называют Пензяткой). Все научно обоснованные версии этого названия строятся на основе мордовского языка: пензо - «конец» (якобы конец мордовских владений), пенсаме - «конец хода, до конца», пезнака - «топкая, болотистая», или происходят от дохристианского личного мордовского мужского имени Пенза (Пиянза, Пьянза). Некий Пиянза был владельцем земель в районе реки, и в результате она получила владельческое имя. Однако вполне продуктивной, на наш взгляд, может быть и версия о более древнем происхождении этого гидронима, фонетическая и лексическая первооснова которого сложилась еще в период освоения этих мест первобытным человеком. Ведь подобное объяснение гидронима «Мокша» уже применили ученые из Республики Мордовии, связав его с санскритом (первоосновой всех индоевропейских языков), в котором слово moksha обозначает «проливание, утекание, освобождение». По аналогии можно предположить, что гидроним «Пенза» обозначает «огонь-река» и сохранился до наших дней в процессе культурной эстафеты от неолита до наших дней.


Источник фото: show-me-penza.livejournal.com
Интересно почитать:
1. Мясников, Г.В. Город-крепость Пенза / Г.В. Мясников .— Изд. 2-е, перераб. и доп. — Саратов : Приволжское кн. издательство, 1989 .— 232 с.
2. Шишкин, Игорь Сергеевич. Пенза. Листая старый альбом...; Фотографии 1940-1960 гг. : фотоальбом / И. С. Шишкин .— Пенза : Прав-во Пенз. обл.; Управл. культ. и архива Пенз. обл., 2012 .— 248 с.
3. Пенза - моя вдохновительница / под ред. Л.В. Рассказовой, А.В. Тюстина .— Пенза : Мин-во культуры Пенз. обл., 2009 .— 200 с.
4. Саляев, Евгений Иванович. Освоение"Дикого поля". Пензенский край в ХVI- начале ХХ века : Очерки истории, документы в трёх книгах / Е. И. Саляев .— Пенза, .— в 3-х т.

Прочитано 1330 раз

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить